Ольга Писарик (olgapisaryk) wrote,
Ольга Писарик
olgapisaryk

Принятие несовершенства

По поводу выступления Брин Браун Патрик Фаренга недавно написал:

«Мне часто приходится слышать об особых качествах, которыми должны обладать дети, чтобы эффективно учиться. К сожалению, такое мнение существует не только среди учителей, но и среди родителей, обучающих детей дома. Например, ребёнок должен уметь сидеть на одном месте, следовать инструкциям, заниматься каждый день, получать хорошие оценки. С точки зрения школ, такое отношение оправдано, но с точки зрения личностно-ориентированного обучения – нет. Потому что в таком обучении индивидуальная мотивация, способность задавать вопросы и неповторимость путей, которыми каждый отдельный ребёнок идёт к знанию имеет первостепенное значение.»

Я могу продолжить. Мне часто приходится слышать мнение о том, что чтобы учить своих детей дома, тоже нужны какие-то особые качества (организованность, эффективность, командный характер) или особые знания (педагогическое образование, энциклопедический кругозор).

А чтобы быть хорошей женой и матерью, надо уметь профессионально готовить, быть дизайнером интерьеров, выглядеть как из салона красоты и знать все методики раннего развития.

А чтобы быть достойным мужем и отцом, надо чтобы тебя ценили и уважали на работе, чтобы ты помнил дни рождения всех своих детей, умел менять памперсы, наматывать слинг и знал, чем педприкорм отличается от обычного таскания еды со стола. Ну и выглядеть тоже надо, как после фитенесс-зала и салона, да.

А чтобы быть хорошим другом..., или... ну и так далее.

И тут я бы хотела обратить ваше внимание на то, самое главное, о чём говорит Брин Браун: высокое не бывает без низкого, хорошее не бывает без плохого, в жизни всегда должно быть место для несовершенства. Мысль банальная, но, почему-то, очень многим даётся с трудом.

Это было лирическое отступление. Теперь немного о другом, но на самом деле о том же.

Мы подавляем свою уязвимость не потому что нам этого очень хочется. В детстве мы замораживаем наши чувства, потому что в наших привязанностях столько уязвимости и боли, что не возможно вынести. Тогда, чтобы не потерять привязанность, потому что «отношения - цель и смысл нашей жизни. Отношения, способность ощущать привязанность - это то, как мы связаны на уровне нейробиологии,  это то, почему мы здесь», мозг ребёнка делает её менее уязвимой. Путём онемения чувств. Поэтому родителям очень важно работать над привязанностью, приглашать ребёнка существовать в их жизни без всяких условий, принимать несовершенства ребёнка. Я подчёркиваю, не оправдывать несовершенства, а именно принимать. Потому что ребёнок достоин нашей любви такой, какой он есть, несовершенный.

За то, чтобы у ребёнка сохранилась способность глубоко чувствовать, отвечают родители. А кто отвечает за взрослых, которые выросли и так и живут с подавленными чувствами?

У любого, даже самого онемевшего человека есть потенциал изменить себя. Этим мы, человеческие существа, отличаемся от всех остальных. К сожалению, одного общего на всех рецепта «как» не существует. Путь к себе – это лабиринт, а не прямая дорога. И гарантий на этом пути никто не даст, но попробовать никогда не поздно. Люди меняются в любом возрасте, люди меняются на смертном одре и уходят из жизни преображёнными.

Конечно, легче, когда по лабиринту вместе с тобой идёт кто-то дружественный. Поэтому верующие либо те, у кого есть хороший психотерапевт, чувствуют себя на этом пути гораздо увереннее. Но, повторяю, потенциал изменить себя есть у всех.

На пути к собственной человечности очень много препятствий, и в первую очередь то, что Людмила Петрановская однажды метко обозначила как «эмоциональный гедонизм общества». Вот её комментарий:

«Есть аналогия с переживанием горя. В традиционной культуре поощрялись плач и явное горевание, человека, потерявшего близкого, освобождали от дел, давали возможность отдаться горю. А сейчас его на второй день спрашивают "Are you OK?" и он должен сказать, что мол, ОК. Горе тщательно скрывается, надо "держать лицо", всем неприятно его видеть и все хотят, чтобы человек скорее утешился и развеселился. То есть какой-то в культуре такой эмоциональный гедонизм: всем и всегда должно быть хорошо и приятно, "fun & fine" все остальное -- отклонение от нормы.»

Общество озабочено тем, чтобы не сделать себе больно, чтобы не дай Бог не ощутить эмоциональный дискомфорт. Оно не оставляет нам права быть несовершенными.

Дети должны быть красиво одетыми, улыбчивыми, сытыми и послушными. Беременные женщины должны излучать свет находящейся в них новой жизни, заниматься йогой, слушать Моцарта и с придыханием прикладывать руку отца ребёнка к своему животу. Молодые матери должны выглядеть лучше, чем до родов, всегда улыбаться, находить время на себя и не забывать о ребёнке и муже. Старики должны выглядеть на 20 лет моложе, иметь белые зубы, путешествовать и играть в гольф. Инвалиды тоже всегда должны улыбаться, преодолевать себя и находить своё место в обществе.

И нет в этих картинках места истерикам, бессонным ночам, болям в спине, одиночеству, соплям и пятнам на одежде. Мы не хотим это принимать в других, а другие не хотят это принимать в нас. И из нашей жизни постепенно уходит разрешение на то, чтобы быть несовершенными.

Путь к себе, это путь взросления, возмужания , именно от слово мужество (courage) – когда ты «не стыдишься рассказать историю о том, кто ты есть, от всего сердца». Когда ты готов «вкладываться в отношения независимо от того, выйдет из этого что-либо или нет».
И если вы посмотрите внутрь себя, вы поймёте, как же это трудно. Как часто мы бравируем своими недостатками, потому что боимся показать свою уязвимость. Или подстраиваемся под ожидания дорогих нам людей, потому что не можем перенести мысли о том, что они не примут нас, настоящих.

Но если вы хотите испытать искреннюю радость, счастье, чувство близости, то вам придётся принять эти условия игры, с бродящими поблизости горем, разочарованием, утратой. И каждый взрослый человек решает сам, быть ему или не быть.

На пути к себе у нас есть два основных помошника. Первого я условно назову «дети». Те у кого есть дети знают, что ничто так не способствует собственному развитию и взрослению, как появление их на свет и ответственность, которая с этим приходит. Второй помошник – горе. Настоящее, искреннее горе. Опыт утраты, когда ты с ней примиряешься, проживаешь и отпускаешь, взрослит неимоверно, ты как-бы переходишь на новый уровень.

«Я – самодостаточный» - это всегда смесь белого и чёрного, хорошего и плохого, высокого и низкого. Наши достоинства есть продолжение наших недостатков, и соответственно, наши недостатки - продолжение наших достоинств. И невозможно избавиться от одного, не избавившись от другого, поэтому надо просто принять себя такими как есть, позволить себе быть несовершенными.

У любой медали две стороны. Разрешая себе быть несовершенными мы должны принять несовершенство и в окружающих нас людях, мы должны разрешить своим близким быть неидеальными. Даже будучи несовершенными, наши дети, супруги, родители, любимые и друзья достойны нашей любви.

Мне в комментариях напомнили про Призвание. Это тоже наш помошник на пути к себе.


Tags: (*), *психология, *психология развития, *становление личности, *уязвимость
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →