Ольга Писарик (olgapisaryk) wrote,
Ольга Писарик
olgapisaryk

Про Бьянку

 Ещё один отрывок из Джона Тэйлора Гатто. Пролог к его книге "The Underground History of American Education". Перевод Марианны Можаевой [info]akusherkapcyda  .

Когда меня спрашивают, почему я веду блог, я сразу вспоминаю именно этот отрывок. Как справедливо отметила Марианна, автор перевода, Бьянку жалко,  а их, этих бьянок, - миллионы.

Бьянка, животное, закрой рот!

Размышляя над всеобщим обязательным школьным образованием, приходишь к такому неудобному выводу: то дурное, что она делает в отношении отдельного индивида, является правильным с точки зрения существования системы. Вы это можете увидеть на примере шестилетней Бьянки, которая попала в поле моего зрения, когда заместитель директора закричала на нее перед всем классом: «БЬЯНКА, ЖИВОТНОЕ, ЗАКРОЙ РОТ!» И как рыдания банши, этот вопль оповестил школьную судьбу Бьянки. Её тело всё ещё по инерции продолжало двигаться, но магия вуду уже отравила её.

Не слишком ли серьезный вывод сделал я из этого простого факта указания маленькой девочке на ее место? Это происходит по тысяче раз на дню в любой школе. Я видел такое много раз и, если бы я был болезненно честным, то признал бы, что многократно сам так делал. Считается, что школы должны учить детей знать свое место. Поэтому дети в них и делятся на классы. В любом случае это не была ваша маленькая Дженни или моя.

Большинство из нас молчаливо принимают прагматичность государственной школы, которая допускает любой вид морального насилия над Бьянкой с целью исполнения главной задачи этой системы: показать каждому ребенку его место. Это называется «социальная эффективность». Но я воображаю в будущем такой момент, когда ваша маленькая Джейн покинет свой уютный дом и очнется в мире, где Бьянка будет контролёром в транспорте, или паспортисткой, на которую Джейн будет полагаться при срочном выезде из страны, или незнакомой женщиной, живущей в соседней квартире.

И я рисую в воображении «животное Бьянку», которая выросла большой и злобной. Ту самую Бьянку, которая месяц не ходила в школу оттого, что её маленькие товарищи стали шептать «Бьянка – животное!», «Бьянка – животное!». Ту самую Бьянку, которая несколькими секундами ранее была таким же человеческим существом, как и они, теперь сидела, глотая слезы и силясь понять смысл слов заданного для чтения отрывка.

В своем воображении я вижу Бьянку, превращённую школьной системой в злобное существо, отыгрывающееся на Дженни. Я вижу как она:

1.рвёт проездной Дженни, утверждая, что он недействителен
2.выкидывает документы Дженни для получения паспорта, едва та закрывает за собой дверь
3.за тонкой перегородкой, разделяющей их квартиры слушает хеви металл на полную громкость, заставляя Дженни биться головой о стену
4.все вышеперечесленное

Вас не принуждают одалживать свою машину любому желающему, но вы вынуждены отдавать своих подросших детей незнакомцам на содержание. И это при том что каждый девятый ребенок страшится, и не без основания, физического насилия над ним в школе, а около 33 детей ежегодно убивают в школьных стенах. 262 ребенка погибло в школах США с 1992 по 1999 годы. Вашу пра-прабабушку не вынуждали отдавать своих детей. Что же случилось?

Если я потребую от вас отдать свой телевизор неизвестному мастеру, потому что ему нужна работа, вы подумаете, что я с ума сошел. Если я приду с полицейским, чтобы заставить вас платить по счету за сломанный им телевизор, вы будете в ярости. Почему же вы так податливы, когда отдаете своих детей госслужащим-учителям?

Я хотел бы осветить скрытые стороны школьной системы, например, ее вклад в падение уровня родительской морали. У вас вообще нет права выбора школьных учителей. Вы ничего не знаете об их прошлом и об их семьях. И государство знает не сильно больше вашего. С точки зрения социальной инженерии вряд ли можно себе представить что-то более радикальное. Что это означает?

Но вот что вы точно знаете, это насколько маловероятно, что учитель поймет особенности вашего конкретного ребенка, или вашей семьи, культуры, религии, ваши планы, надежды и мечты. Даже учителя, к этому расположенные, не имеют возможности в круговерти школьных забот. Как это произошло?

Прежде чем нанять подрядчика для постройки дома вы, я полагаю, настоите на детальных планах, показывающих как он будет выглядеть по окончании работ. Формирование ума и характера – вот то, чем занимаются школы, их оправдание раннего вмешательства в обучение, которое происходит в семье и коммьюнити. Где основанные на документах доказательства того, что обученные и сертифицированные специалисты сделают это лучше, чем люди знающие и любящие ребенка? Нет таких доказательств.

Вы не станете стоить дом, не имея хоть какой-то идеи о том, как он будет выглядеть по окончании строительства, но вы вынуждены разрешить толпе совершенно чужих людей преобразовывать интеллект и личность вашего ребенка, не имея даже туманного представления о том, что они хотят с ним сделать.

Деятели школьной системы полностью освобождены от ответственности судами и законодателями. Вы можете вчинить иск доктору за врачебную ошибку, но не школьному учителю. Строители отвечают перед потребителями много лет и после строительства дома, но не школьные учителя. Такая деталь: вы также не можете судиться со священником, пастором или раввином. Подумайте об этом.

Если этими институтами не гарантированы даже минимальные результаты и физическая безопасность, если вам не на что рассчитывать наверняка, кроме как быть арестованным, если вы не согласитесь сдать своего ребенка, что же на самом деле означает приставка обще- в выражении «общеобразовательная школа»?

Что именно «общественного» в общеобразовательной школе? Это вопрос, требующий серьезно задуматься. Если бы школы были такими же общественными, как библиотеки, парки, бассейны, дороги и пешеходные дорожки, то общественность была бы ими довольна большую часть времени. Напротив, уже много десятилетий существует неудовлетворенность «общеобразовательными» школами.

В романе «1984» Джордж Оруэлл выдумал новый язык, новояз, язык тоталитарного общества, изуродованного партийной идеологией и партийно-бюрократическими лексическими оборотами, в котором слова теряют свой изначальный смысл и означают нечто противоположное (например, «Мир — это война»). Так вот употребление приставки обще- в словосочетании «общеобразовательные школы» очень напоминает мне этот самый новояз.

Tags: Джон Тейлор Гатто, современная школа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments