February 7th, 2010

me-2014

Литература в школе и собственные мысли

Пишет Алексей Битнер ispoetov 

Первое, что я обнаруживаю у детей, посещавших школу – отсутствие внимания к собственным мыслям. Уникальный личный комментарий, сопровождающий человека с момента обретения им самосознания, загнан так глубоко, что его часто невозможно вытащить! Как раз СОБСТВЕННЫЕ мысли молодой человек считает неважными! Ему (ей) всё время кажется, что ВАЖНЫЕ, НАСТОЯЩИЕ мысли возникают НЕ В ЕГО (ЕЁ) голове! Собственное сознание вообще не считается источником чего-то стоящего. Существует ли большее преступление против личности?

Дети по-разному чувствительны к художественному тексту. Печаль в том, что преимущество в школе получают те, кто наиболее способен к лицемерию.

Школьное преподавание литературы – сознательное лицемерие. Это лицемерие до тех пор, пока существует хоть тень ОБЯЗАННОСТИ чтения, хоть намёк на СТАНДАРТ ВОСПРИЯТИЯ.

Я регулярно наблюдаю старшеклассников, у которых ампутирована способность высказывать собственные суждения о художественном тексте. Эта естественная способность ампутирована учителями литературы.

Первое, что нужно сделать со школой – отменить литературу как обязательный «предмет»!


me-2014

Ещё о литературе в школе

Вспоминает бывший учитель литературы Александр Генис. Ссылка via www.freeedu.ru


Литература считалась главной — наряду с математикой. И ту, и другую мы учили каждый день, методически не отличая одно от другого. Каждое художественное произведение тоже считалось задачей, решение которой содержалось в разделе «ответы» и называлось «идеей». Школьная, идущая от Платона и Гегеля, ученость искала растворенный в тексте тезис, очищенный от сюжетных частностей. Это и была «идея», ради которой автор писал книгу, а мы ее читали. Уроки литературы заключались в дистилляции таких «идей». Поскольку набор их был небольшим и стандартным, школа шла от обратного, находя в книгах заранее известное. Такая тактика делала писателей неотличимыми друг от друга и позволяла каждый день разбирать схоластические темы. Одну такую я решал на вступительном сочинении: «Народ у Некрасова и Маяковского». Найти то, что объединяет три части этого уравнения, — увлекательная задача, с которой сегодня мне уже не справиться.

 

 


me-2014

Права читателя

Из книги Данниэля Пеннака о преподавании литературы в школе "Как роман". Подсмотрено тут via www.freeedu.ru 


По части чтения мы, читатели, признаем за собой все права, начиная с тех, в которых отказываем юному поколению, полагая, что приобщаем его к чтению:

1. Право не читать.

2. Право перескакивать.

3. Право не дочитывать.

4. Право перечитывать.

5. Право читать что попало.

6. Право на боваризм.

7. Право читать где попало.

8. Право читать вслух.

9. Право втыкаться.

10. Право молчать о прочитанном.


me-2014

А иметь взгляды ему было необходимо...

Всё-таки куда может завести человека интернет и свободное чтение! Сегодня получила неописуемое удовольствие.

"Степан Аркадьич не избирал ни направления, ни взглядов, а эти направления и взгляды сами приходили к нему, точно так же, как он не выбирал формы шляпы или сюртука, а брал те, которые носят. А иметь взгляды ему, жившему в известном обществе, при потребности некоторой деятельности мысли, развивающейся обыкновенно в лета зрелости, было так же необходимо, как иметь шляпу. Если и была причина, почему он предпочитал либеральное направление консервативному, какого держались тоже многие из его круга, то это произошло не оттого, чтоб он находил либеральное направление более разумным, но потому, что оно подходило ближе к его образу жизни. Либеральная партия говорила, что в России все дурно, и действительно, у Степана Аркадьича долгов было много, а денег решительно недоставало. Либеральная партия говорила, что брак есть отжившее учреждение и что необходимо перестроить его, и действительно, семейная жизнь доставляла мало удовольствия Степану Аркадьичу и принуждала его лгать и притворяться, что было так противно его натуре. Либеральная партия говорила, или, лучше, подразумевала, что религия есть только узда для варварской части населения, и действительно, Степан Аркадьич не мог вынести без боли в ногах даже короткого молебна и не мог понять, к чему все эти страшные и высокопарные слова о том свете, когда и на этом жить было бы очень весело. Вместе с этим Степану Аркадьичу, любившему веселую шутку, было приятно иногда озадачить смирного человека тем, что если уже гордиться породой, то не следует останавливаться на Рюрике и отрекаться от первого родоначальника - обезьяны. Итак, либеральное направление сделалось привычкой Степана Аркадьича, и он любил свою газету, как сигару после обеда, за легкий туман, который она производила в его голове. Он прочел руководящую статью, в которой объяснялось, что в наше время совершенно напрасно поднимается вопль о том, будто бы радикализм угрожает поглотить все консервативные элементы и будто бы правительство обязано принять меры для подавления революционной гидры, что, напротив, "по нашему мнению, опасность лежит не в мнимой революционной гидре, а в упорстве традиционности, тормозящей прогресс", и т. д. Он прочел и другую статью, финансовую, в которой упоминалось о Бентаме и Милле и подпускались тонкие шпильки министерству. Со свойственною ему быстротою соображения он понимал значение всякой шпильки: от кого и на кого и по какому случаю она была направлена, и это, как всегда, доставляло ему некоторое удовольствие".

Лев Николаевич Толстой. Анна Каренина.

За удовольствие спасибо Алексею Битнеру ispoetov   и Ане Вокиной vokina .
me-2014

Они учили их в прошлом году

Пост Алексея Битнера спровоцировал желание дообрабатывать все тексты, которые у меня есть по изучению литературы. Уже немного осталось. :) Я вообще стараюсь избегать критики школьных программ и учебников, потому что если начать, то никакой жизни не хватит. Но для этой статьи делаю исключение.  Потому что автор, говоря, как ему кажется, о частных недостатках и недоработках школьной программы по литературе, описывает саму суть школьного отношения к литературе. А ещё он  хорошо пишет.:)

Это статья Корнея Чуковского от 1936-го года и перепечатанная им же в 1968 году. О преподавании литературы в школе. С его уверенностью, что школа может быть другой, надо только постараться, я категорически не согласна.  Написанная в 1936-м году, повторенная в 1968-м, статья не потеряла своей актуальности и сейчас. То есть описываемой проблеме по крайней мере 75 лет, а воз и ныне там. За ссылку большое спасибо piesienka  . 

 

 

Collapse )