Ольга Писарик (olgapisaryk) wrote,
Ольга Писарик
olgapisaryk

Мой комментарий к статье про подростков

Я прокомментирую нашумевшую статью «Кого боятся подростки», в рамках той парадигмы, в которой я работаю. Чёрным — текст автора, синим — мои комментарии. Текст печатаю с сокращениями, полная версия — по ссылке выше.


Моя рабочая гипотеза была такова: современных детей слишком много развлекают, в результате они не умеют сами себя занять, избегают встречи с самими собой, от чего, в свою очередь, своего внутреннего мира совершенно не знают и даже боятся. - Я недавно писала про любознательность, стремление к познанию мира (так называемую энергию дерзновения) и причины её отстутствия. Да, излишняя стимуляция и недостаток времени на «ничегонеделанье» отрицательно сказывается на интересе к жизни, но если у ребёнка нет «надёжной базы» с которой он может спокойно исследовать мир, зная, что в любой момент имеет возможность вернуться туда, где его всегда ждут, ему всегда рады, готовы поддержать и успокоить, то никакое отсутствие «развлечений» не спасёт ребёнка от избегания встречи с самим собой, потому что нет ничего страшнее, когда ты смотришься в зеркало и никого там не видишь. Подростки не избегают своего внутреннего мира, его там просто нет, когда подросток занят созданием и поддержанием привязанностей, то ему не до познания себя.


По условиям эксперимента участник соглашался провести восемь часов (непрерывно) в одиночестве, сам с собой, не пользуясь никакими средствами коммуникации (телефоном, интернетом), не включая компьютер или другие гаджеты, а также радио и телевизор. Все остальные человеческие занятия — игра, чтение, письмо, ремесло, рисование, лепка, пение, музицирование, прогулки и т. д. — были разрешены. Детям обрезали все средства коммуникации, т.е. возможность поддержания контакта с теми, к кому они привязаны. Дальше идёт описание, что происходит с людьми, зависящими от привязанности, когда их этой привязанности лишают.

В эксперименте приняли участие 68 подростков в возрасте от 12 до 18 лет: 31 мальчик и 37 девочек. Довели эксперимент до конца (то есть восемь часов пробыли наедине с собой) ТРОЕ подростков: два мальчика и девочка. ( Это около 5% ) Семеро выдержали пять (и более) часов. Остальные — меньше.

Причины прерывания эксперимента подростки объясняли весьма однообразно: «Я больше не мог», «Мне казалось, что я сейчас взорвусь», «У меня голова лопнет».

У двадцати девочек и семи мальчиков наблюдались прямые вегетативные симптомы: приливы жара или озноб, головокружение, тошнота, потливость, сухость во рту, тремор рук или губ, боль в животе или груди, ощущение «шевеления» волос на голове. Почти все испытывали беспокойство, страх, у пятерых дошедший практически до остроты «панической атаки». У троих возникли суицидальные мысли.

Новизна ситуации, интерес и радость от встречи с собой исчезла практически у всех к началу второго-третьего часа. Только десять человек из прервавших эксперимент почувствовали беспокойство через три (и больше) часа одиночества.

Что делали мои подростки во время эксперимента?

— готовили еду, ели; — читали или пытались читать, — делали какие-то школьные задания (дело было в каникулы, но от отчаяния многие схватились за учебники); — смотрели в окно или шатались по квартире; — вышли на улицу и отправились в магазин или кафе (общаться было запрещено условиями эксперимента, но они решили, что продавцы или кассирши — не в счет); — складывали головоломки или конструктор «Лего»; — рисовали или пытались рисовать; — мылись; — убирались в комнате или квартире; — играли с собакой или кошкой; — занимались на тренажерах или делали гимнастику; — записывали свои ощущения или мысли, писали письмо на бумаге; — играли на гитаре, пианино (один — на флейте); — трое писали стихи или прозу; — один мальчик почти пять часов ездил по городу на автобусах и троллейбусах; — одна девочка вышивала по канве; — один мальчик отправился в парк аттракционов и за три часа докатался до того, что его начало рвать; — один юноша прошел Петербург из конца в конец, порядка 25 км; — одна девочка пошла в Музей политической истории и еще один мальчик — в зоопарк; — одна девочка молилась.

Практически все в какой-то момент пытались заснуть, но ни у кого не получилось, в голове навязчиво крутились «дурацкие» мысли. - Это, кстати, хорошая иллюстрация к теме проблем со сном. Сон никогда не расматривается мозгом, как ответ на проблемы в ситуации разделения с привязанностями.

Прекратив эксперимент, 14 подростков полезли в социальные сети, 20 позвонили приятелям по мобильнику, трое позвонили родителям, пятеро пошли к друзьям домой или во двор. Остальные включили телевизор или погрузились в компьютерные игры. Кроме того, почти все и почти сразу включили музыку или сунули в уши наушники. - Заметьте, из 68 детей, только 3 позвонили родителям. У остальных привязанность к родителям, видимо, замещена привязанностью к ровесникам, что частично обьясняет причины «застревания» детей в психо-эмоциональном развитии.

Все страхи и симптомы исчезли сразу после прекращения эксперимента.- Было бы интересно проследить дальнейших ход событий. Скорее всего, через какое-то время у детей повысилась агрессивность и уровень тревожности, возможно бессонница или кошмары по ночам. Потому что при разделении, после того, как привязанность восстановлена, человек начинает испытывать фрустрацию и аларм.

При анализе происходившего с ними во время эксперимента 51 человек употреблял словосочетания «зависимость», «получается, я не могу жить без…», «доза», «ломка», «синдром отмены», «мне все время нужно…», «слезть с иглы» и т. д. Все без исключения говорили о том, что были ужасно удивлены теми мыслями, которые приходили им в голову в процессе эксперимента, но не сумели их внимательно «рассмотреть» из-за ухудшения общего состояния.

Один из двух мальчиков, успешно закончивших эксперимент, все восемь часов клеил модель парусного корабля, с перерывом на еду и прогулку с собакой. Другой сначала разбирал и систематизировал свои коллекции, а потом пересаживал цветы. Ни тот, ни другой не испытали в процессе эксперимента никаких негативных эмоций и не отмечали возникновения «странных» мыслей. - Эти двое — единственные участвовавшие в экспериенте дети, которые не просто занимали себя, пока не закончится время «изоляции», а наслаждались своей компанией, не просто убивали время, а пользовались своей энергией дерзновения.


Tags: (*), *подростки, *помогаем детям расти, *психология, *становление личности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 148 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →